Каковы экономические риски для Приднестровья в 2016-2017 ? (июль 2016)

Tipărește
Eugene Romanenko, Flickr.com Eugene Romanenko, Flickr.com
Data publicării: Miercuri, 27 Iulie 2016
Accesări: 2102

Это четвертый выпуск издания „Региональный экономический журнал: Приднестровье”, который проанализирует экономическую эволюцию Приднестровья, основные макроэкономические и секторные тенденции к концу 2015 года и предоставит прогнозы в отношении ключевых экономических показателей в 2016-2017 г.

Главные идеи публикации

  • Приднестровская экономика продолжает сталкиваться с беспрецедентным экономическим спадом. Большая часть рисков, выявленных в предыдущем номере бюллетеня материализовалась, а другие обещают стать действительностью в ближайшем будущем. После того, как в 2015 году приднестровская экономика сократилась на 20%, в 2016 году она продолжит падать примерно на 5-6%. Если в 2015 году спад проявился почти во всех секторах экономики, то в 2016 году, он затронет строительство и сферу услуг. Одновременно, компенсационного роста в сельском хозяйстве и промышленности, прогнозируемого в нынешнем году, будет недостаточно для обеспечения восстановления экономики в 2016 году. 
  • Сокращение совокупного спроса и рост бедности являются основными непосредственными рисками для Приднестровского региона. Основные причины продолжающегося спада в приднестровской экономике связаны с дальнейшим ожидаемым снижением трех основных компонентов совокупного спроса. Во-первых, потребление домохозяйств снизится примерно на -5% на фоне сокращения зарплат, денежных переводов, главным образом, из России, а также накопления задолженностей, как в “государственном”, так и частном секторах. Во-вторых, расходы региональной администрации должны снизиться на фоне ожидаемых крупных бюджетных сокращений (бюджетный дефицит спрогнозирован в размере 15% от РВП в 2016 г.). В-третьих, капиталовложения предприятий должно снизиться на 10-12%, что обусловлено, в частности, осторожностью фирм, инициирующих новые проекты, ограниченным доступом к кредитным ресурсам, но и все более зримой утечкой капитала из региона.
  • Продолжающийся экономический спад свидетельствует о том, что основные ограничения, носят скорее всего, внутренний характер. Наверняка, большая часть вины за масштабный экономический и социальный кризис, в котором очутился регион связана с ухудшением ситуации в его экономике (особенно в правобережье, России и Украине, наряду со снижением спроса на экспорт и девальвацией национальных валют основных партнеров приднестровских компаний). Тем не менее, кризис был бы менее жестким, как в плане продолжительности, так и проявлений, если бы власти региона были бы лучше подготовлены в налоговом, бюджетном, валютном и экономическом плане к подобных негативным испытаниям. В частности, экономика приднестровского региона встретила кризис с огромным дефицитом бюджета и счета текущих операций, узкой налоговой базой в связи с отсутствием системы НДС и расширенным неформальным сектором, высокими портфелями безнадёжных кредитов в банках, устаревшей материально-технической базой на крупных предприятиях и фиксированным режимом валютного курса, который не имеет ничего общего с экономическими реалиями.
  • Уязвимости внутреннего характера усугубили процесс региональных выборов, в преддверии «президентских» выборов. Это обострило еще больше внутренние политические конфликты, в частности, между «исполнительной» или «законодательной» властью, что не только затянуло продвижение реформ, но и стимулировало некоторые популистские политики, чреватые дополнительными серьезными рисками в ближайшей перспективе. Преобладание соображений политэкономии над экономических политик наиболее наглядно проявилось в случае сдержанности политиков в вопросе девальвации «приднестровского рубля». Таким образом, несмотря на его очевидную необходимость с экономической точки зрения (валюта основных торговых партнеров обесценилась, серьезно затронув конкурентоспособность приднестровских экспортеров), ответственные за разработку политик лица (за исключением регионального центрального банка), противостояли девальвации, чтобы защитить бедные слои населения.
  • Аргументы в пользу сохранения фиксированного обменного курса «приднестровского рубля» фальшивые. Соответствующая политика никоим образом не охраняет бедные слои, поскольку искусственный обменный курс создал острый дефицит валюты в регионе и расширил черный рынок, на котором приднестровский рубль обесценился на около 50%. В свою очередь, это создало острый дефицит импортных товаров, стимулируя «продовольственный туризм» (импорт продовольственных продуктов для индивидуального потребления физическими лицами), что повлекло скрытую инфляцию (фактические цены на продовольственные товары, оплаченные приднестровцами повысились, если учесть цены и время, необходимое для перевозки); к тому же, подорожали и многие продукты, импортированные фирмами, поскольку последние учитывают фактический курс, в том числе, курс на черном рынке, а не официальный. Учитывая обесценивание валют торговых партнеров приднестровских экспортеров, огромный дефицит счета, который почти равен РВП, обесценивание неизбежно, а отсрочка контролируемой девальвации могла бы привести к неконтролируемому обвалу приднестровской валюты с тяжелыми экономическими и социальными последствиями.
  • Главные 5 рисков на следующие 2-3 года в приднестровской экономике, носят скорее внутренний характер и требуют осмысления в рамках срочных экономических политик. Они вытекают из уязвимости в банковском и энергетическом секторах, низкой конкурентоспособности промышленного комплекса, из неэффективности государственного сектора на фоне чрезмерного бюджетного дефицита, а также  из недостаточных экономических возможностей, которые могли бы поддержать трудоспособное население:
    • (1) Банковскому сектору угрожает высокая степень концентрации,  «интоксикация" просроченными задолженностями по кредитам и декапитализация. В конечном счете, проблема заключается в связях между политическими и экономическими кругами, в ущерб основным принципам управления рисками, что позволило многим банкам кредитовать различные предприятия, которые, на данный момент, испытывают трудности с возвратом денег. Банковские проблемы видятся через призму снижения показателей ликвидности и капитализации.
    • (2) Некоторые неясности остаются и в части региональной энергетической промышленности. Если в 2015-2016 гг. региональный поставщик электроэнергии обеспечивал правобережье Днестра, то не исключено, что в скором времени эта возможность исчезнет или значительно сократится. Кишиневские власти находятся под прессом, как публичным, так и финансовым, что может подвигнуть их отказаться от договора поставки, заключенного в лишенных прозрачности условиях с поставщиком из Приднестровья и найти альтернативных поставщиков из Украины.
    • (3) Смесь очень жестких бюджетных и структурных ограничений, которые должна будет предпринять администрация, потребует решений, которые дорого обойдутся домохозяйствам, если не в 2016, так в 2017 году. В частности, речь идет о расширенном и чрезвычайно неэффективном характере администрирования в плане трудоустройства персонала. Почти 45% всех трудоустроенных в регионе являются работниками публичного сектора, что с любой точки зрения является избыточным соотношением. Полагаем, что реформирование публичного сектора региона неминуемо, независимо от результатов осенних выборов. Это будет иметь серьезные последствия для доходов из зарплат и, в отсутствие возможностей трудоустроиться в реальном секторе экономики, ускорит миграционные процессы в регионе.
    • (4) Промышленный сектор столкнется еще больше с проблемой сокращенной конкурентоспособности, на фоне обесценивания технической базы и недостаточных инвестиций в основной капитал. В отсутствие более дружественного бизнес-климата, большинство экспортеров может не быть больше в состоянии конкурировать на внешних рынках, даже несмотря на энергетические субсидии.
    • (5) Дальнейшее снижение численности населения является сильнейшим вызовом, как на краткий, так и на долгосрочный период. Эта тенденция генерирует снижение предложения и дефицит рабочих рук для замещения потенциальных рабочих мест. Самым прискорбным является то, что явление сокращения трудоустройства в последние годы только усилилось, по мере расширения кризисных процессов в региональной экономике. Сокращение общей численности населения, в том числе трудоустроенного, окажет влияние на все социально-экономические сферы региона, начиная с давления на публичные финансы и социальные фонды и заканчивая снижением внутреннего спроса.

 

Прочитать отчет (РУС) Citește publicația (RO) Read report (ENG)


Пресс-релиз: 
Новый кризисный год в Приднестровском регионе - 6-процентный спад в 2016 году (оценки)

 


Настоящий документ опубликован Независимым аналитическим центром «Expert-Grup» при финансовой поддержке Европейского союза в рамках Программы «Поддержка мер по укреплению доверия», внедренной Программой Развития Организации Объединенных Наций. Высказанные в нем мнения не обязательно отражают официальную политику ЕС или ПРООН. Авторы также приняли к сведению риски, связанные с возможными проблемами качества статистических данных, которые были использованы с необходимой осторожностью.

 

eu logo 2 UNDP Logo Large  

 

Tipărește

Implicare

semnaleaza-drumuri

baner-mini--aplicatia-reforma

baner-scoala-mea-expert-grup

calculator-baner